На страницу События

Как мы пугали Максуса
или один день из жизни пудня

© Воюшин Павел (Пересмешник)

Uzm-line

Саблино Жемчуга Помойка Левобережная спелестолог каменоломни пещеры

На правах Uzm-мастера считаю нужным дать некоторый комментарий к этому… ээээ… отчету? Сей текст является продуктом мучительного осмысления автором термина "пудень", по причине отнесения оного к нему в одном из разговоров. По видимому это событие (равно как и удар на тренировке, упоминаемой в тексте, по мыслительному органу автора) оставило неизгладимый след в юном неокрепшем спелестологическом мозгу, что и привело к этой неуклюжей попытке найти свое место в противоречивом подземном мире. Uzm-мастер вполне мог бы оставить данное произведение "для служебного пользования", однако публикует его без ремарок, исходя главным образом из уважения к творческим мукам автора, ибо события, описанные здесь, совершенно не добавляют авторитета автору в спелестологическом сообществе.

"Мы не дадим смутить себя непрестанными обвинениями…"
Гейнц Гудериан

"Нахуя Гулкач засыпали?"
MaxuS

А ведь и правда на х… ? Наука (очень хочется думать, что под ней в данном случае следует разуметь все-таки психологию, а не психиатрию) пока не знает ответа на этот вопрос. Но почему-то сообщение Максуса о том, что он повезет своих раздолбайкеров в субботу в Саблино иного направления мысли у нас не вызвало. Очевидно, свою роль сыграло традиционное отношение к слонам* в Жемчугах, да и некоторая невоздержанность на язык Узм-мастера (он прилюдно назвал меня зайкой). Как бы то ни было, но всю неделю разрабатывался план будущей операции, под кодовым названием "Зайчара". Первоначальный план подразумевал, что я с Кэмпером, Федом и Графом прибываю рано утром в Саблино, минирую Веревку, рою волчьи ямы, и, возможно готовлю снежную лавину над входом в Жемчуга (последнее осложнялось отсутствием желающих сидеть наверху на холоде в ожидании прихода раздолбайкеров). Далее я планировал умотать в город, дабы часов в 6 утра вселить таки воодушевление в сердца бойцов и успеть притащить основную зондер-команду в Саблино для осуществления утренней побудки. Руководство утренней побудкой я отдал на откуп Пастору, как имеющему обширный опыт боевых действий. Положение осложнялось слезными мольбами Флекса не трогать его чайников, в противном случае он обещал напиться и саботировать мероприятие. Пришлось пообещать им охранные бэйджи (а заодно раздать часть верному мне мирному населению).

Стоит ли грить, что человеческий фактор едва не загубил все мероприятие? Фед с Графом проспали (или им просто стало в лом), Максус предательски заболел (или просто прикинулся, пребывая в великом страхе от предстоящего). Впрочем, о его нежелании ехать я узнал в электричке от Мазая с Кэтом, когда поделился с ними своими планами раздуть пожар мировой революции. В свою очередь, Мазай пообещал зайти к нам на огонек и немного пострелять из газового пистолета. После чего высказался в том духе, что мы - пудни. Слово было незнакомое, но звучало обидно. Хотя Мазай произнес это как-то тепло, по доброму, глядя на нас с тихой грустью в глазах, поэтому я решил на него не обижаться. Но и бэйджа ему не давать. Пусть знает! Мазай с Кэтом снялись по дороге, мы же доехали до … и сразу забурились в Жемчуга. Нас встретили тишина и запустение. Правда горящая свеча на могиле Белого красноречиво свидетельствовала о том, что еще минут 15 назад здесь кто-то был. Наскоро заминировав шариком "семерку", мы устремились к Гулкачу устраивать засаду.

В засаде мы пролежали недолго, собственно мы только приступили ко второй бутылке пива, как вдали забрезжил свет. Кэмпер вжался в стену. Я вжался в Кэмпера и мы замерли. "-Это вы в засаде что ли ?" - поинтересовалась проползавшая мимо девушка. "-А что НАС ВИДНО ?" - вскричали мы. Она кивнула, но увидев мое вытянутое лицо поспешно добавила, "-просто я с фонариком, а если без фонарика на вас не смотреть, то и не видно ничего". Девушка меня помнила, я ее смутно, но сознаться в этом мне не хотелось, так что ее имя так и осталось для меня загадкой. (Бум для простоты именовать ее БД - Бедная девушка). Нисколько не смущаясь нашим видом БД сразу выразила готовность влиться в наши ряды. Даже больше чем готовность - она использовала прямой шантаж, угрожая, что в противном случае "сама нас подкараулит и уж потом…" Что собственно предполагалось делать "потом" внятно сформулировано не было, что дало богатую пишу для моих фантазий, пока я полз по Гулкачу.

По единодушному мнению Гулкач был засыпан. Затем была Зеркалка - завалена плитами. Потом были слоны - обстреляны петардами и спаслись бегством, истошно матерясь. Опосля был проход по периметру, осложненный тем, что Кэмпер вызвался вести всех одному ему ведомым "кратчайшим путем". Тщетность его усилий была очевидна, так как к тому времени у него не было даже свечки и шел он больше на ощупь, но препятствовать я ему не стал. Безумству храбрых поем мы песню! Впрочем, безумству Кэмпера конец пришлось положить достаточно быстро, так как неотложные дела настоятельно требовали моего присутствия в Школьнике.

Непонятные голоса у Трамвая заставили нас зашухериться и произвести осторожную разведку. "Я боюсь, - пищал детский девичий голосок, А ты не бойся детка, хочешь - полезай в Трамвай, там интересно!" - вторил ей густой женский бас. Ужаснувшись в душе такому вопиющему отсутствию гуманности по отношению к детям, я уполз к своим и велел перенести все боевые действия в Школьник. При выходе из Трамвая, мы обнаружили, что какие-то ушлепки уже закидали его плитами. И ребенка не пожалели!!! К счастью по части бутовки им было далеко до старины Пересмешника (Школа ЛББ как никак!), который за 5 минут лихо разметал их жалкие плиты, разодрав себе шею и едва не прихлопнув БД. По пути к Школьнику пришлось сделать крюк и наглухо засыпать Гулкий еще и с этой стороны, чтоб оставить тетку-садистку с носом.

У Журнала нами было встречено несколько чайников (предположительно обстрелянных нами у Зеркалки), рядом с которыми валялся один из моих шаров. На всякий случай понавставляв им, я изъял шар и двинул дальше. Забавное же мы являли собой зрелище: Двое в омоновских масках, один с автоматом, другой - с детским воздушным шариком, плюс БД. Как сказал Кэмпер - "Демонстрация в колонии". В Школьнике нас наконец ждало пополнение. После до нас добрался и Михей, получив пару петард за опоздание (и ишо лопаткой по спине). У прохода к могиле Белого был вторично закопан злополучный шарик, и мы залегли в засаду. Время шло. Враг все не появлялся. Наконец вдали послышался неясный шум. Строго приказав народу убить все фары, я выдвинулся на аванпосты, и стал пристально вглядываться во тъму, чувствуя себя известным полководцем Жуковым, вероятно также обозревавшего поле боя накануне Сталинградской битвы. Время шло, никто не появлялся. Тем временем, пребывая по моему настоянию в полной темноте и томясь от неизвестности, народ не придумал ничего лучше как кинуть петарду в направлении предполагаемого противника. Случайно ли, или по чьему-то злому наущению, но она упала известному полководцу Жукову аккурат между раздвинутых ног. Последующий оглушительный взрыв, обеспечил мне легкую контузию и стойкую импотенцию на ближайшую пару дней. "Отряд не заметил потери бойца!" - поется в известной песне. Ну, бойца-то он, может быть, и вправду не заметил бы, но вид стонущего полководца, ползущего по песку, зажав руками причинное место, сразу стал центральным событием на театре военных действий. Народ дружно бросился исполнять "мою последнюю просьбу" (хотя что-то не помню, чтоб я просил добить меня при ранении) и стал активно забрасывать меня взрывпакетами. Такое вопиющее неповиновение вдохнуло в меня новые силы и за пару минут при помощи лопатки мне вновь удалось обрести контроль над войсками.

Когда волнение улеглось мы, наконец, обратили свое внимание на прибывших, чудом избежавших засады. Это было три пацана, с изумлением столпившихся у стены. Получив от нас разъяснения, что мы дескать отряд Пересмешника (указующий жест вниз, в мою сторону) проводим "зачистку системы". Очевидно будучи не в силах осмыслить какого собстна рожна отряд мочил не их, а своего предводителя, они бессильно рухнули у той же стены и стали с интересом ожидать продолжения. И оно не замедлило последовать. Боеприпасов было полно. Стрелять было в некого. И как-то само собой получилось, что начался дикий самострел. Пешерники носились по всему Школьнику, закидывая друг друга, петардами и взрывпакетами. Ессно доставалось и новоприбывшим. Но я ж не изверг какой! Им были бесплатно выделены боеприпасы. От нашего стола - вашему столу. "В меня не кидать!", сдуру завопил Михей, - "у меня комбез прожигается!" С тем же успехом он мог одеть мишень себе на грудь … точнее на зад. Простое человеческое любопытство увидеть как же именно будет прожигаться его комбез пересилило человеколюбие и Михей был единодушно атакован со всех сторон. В разгар веселухи от куда-то вынырнул Кэмпер и пустил в ход файр-боллы. Первые - просто в проход, посмотреть как жахнет, а остальные уже прицельно по нашим задам. Единственным невредимым остался я, и то потому, что сел на оный и демонстративно помахивал лопаткой. Когда и эти заряды подошли к концу я решил прикольнуться, - демонстративно пошептался с Кэмпером, громко сказал "Да ты что рвать ТАКОЕ! А впрочем, как знаешь..." и долго копался в пакете. Затем я внезапно крикнул "ЛОЖИСЬ!!!" и, швырнув в центр пещеры свои скомканные перчатки, бросился лицом в песок… ну почти в песок… вернее я думал, что там песок, а там… Ну не важно. То ли народ оглох, то ли просто не врубился. Но мой психологический расчет особо не оправдался. При этом под общий шумок какая-то с… с%здила мои перчатки. Очевидно тырить у Пересмешника вещи в последнее время стало считаться особым шиком, так как в этот день у меня почти увели мою командискую лопатку, оттащив ее в сторону и присыпав песком - насилу нашел!<.p>

Но это все лирика - вернемся к главному. "Здорово в голову шибает - на надо копать!" - гласит финальная фраза известного нарковского анекдота. Хоть и шибануло мне не в голову, а пониже, но копать все равно было надо. Особую актуальность вопросу о месте копания волчьей ямы придавало то обстоятельство, что закопанный на выходе от могилы Белого шарик так и оставался не взорванным. Потому Михей был немедленно услан искать подходящее место ближе к выходу. За его шагами следили с замиранием сердца, но бог его берег. "-Стой. Иди сюда." - Михей вернулся. Опять мимо. "Ээ, ладно, без тебя справимся" - Михей вернулся. Мимо. "Или все-тки здесь выкопать, с трудом сдерживая смех, протянул я, и вновь мы с замиранием сердца следили как Михей пересек роковое место. - "Нет, там, там давайте! - твердо заявил Кэмпер, в пятый раз услав недоумевающего Михея на минное поле. Тут счастье ему изменило, но опять-таки не так как мы задумывали. Шарик не взорвался, а, спружинив, подбросил ногу Михея вверх, заставив его приложится к своду. Первые слова нашего друга, когда к нему вернулось сознание были - "Надувать надо до конца, уроды!". Что да - то да. Тем не менее, от копания волчьих ям нас еще никто не освобождал. Рыть решили там же у входа к могиле Белого, как наиболее оживленном месте. Копалось удивительно легко. Я вошел в ритм и в приятном остервенении все глубже и глубже вгрызался в глубины Жемчугов. Пока я славно трудился во вред человечеству, а остальная кодла задумчиво следила за мерными взмахами лопаты, Михей поджег конец веревки, торчащий из моего кармана. Неладное я почувствовал по непонятным смешкам вокруг меня. Кинув быстрый взгляд вокруг, я не обнаружил петарды и успокоился. Затем я ощутил запах гари и краем зрения заметил что-то светлое сбоку. Машинально хлопнул рукой и раздавшийся вслед за тем вопль убедил всех, что шумовые петарды - еще далеко не предел громкости.

Яма получилась на славу: не очень глубокая (где-то по пояс), зато широкая и с ровными краями - загляденье! Привычными движениями я вдавил в края ямы гвозди и стал крепить на них веревку. За моими быстрыми, хорошо отработанными движениями пещерники следили с некоторым трепетом, очевидно впервые осознав, что хотя я и не был во Вьетнаме, но тем не менее время тоже даром не терял. Сверху в два ряда была настелена бумага с допотопных советских принтеров, на которую осторожно, щепотками был рассыпан тонкий слой песка.

Дальше было три часа ожиданий. Никто не шел. Есть было нечего. Пить тоже. Первой незаметно куда-то слилась БД. За ней пацаны, а потом я, в мечтах попасть-таки на вечернюю тренировку. На обратном пути меня ожидал небольшой сюрприз. Дым от нашей пиротехники стянуло к выходу и я шел утопая в глубоком молоке тумана. А ведь я обещал Максусу, что волоков не будет ! "И все-таки это не волок, оправдывался я идя в полном тумане, - волок он когда… БУМ - "Здравствуй Сьяны !, то есть, Здравствуй Белый !", предполагает собой плотную дымовую, ПЛЮХ. - Во грязь то !, завесу когда, Б….!!! Чертов Кэмпер - урою !!! Ближе к выходу я услышал непонятные шорохи и затихорился. Там тоже. Прошло минут пять и махнув на все рукой с двинул к выходу.. Там меня вжавшись в стену поджидал Кэт, которому пацаны наплели про ужасных террористов, оккупировавших Жемчуга.

На тренировку в этот день я таки успел. Когда спустя пару дней ко мне вернулась способность связно мыслить (хоть Максус и пробовал это отрицать) я обнаружил, что пережитое настроило меня на всепрощение и миролюбие. Так что эта моя веселуха в Жемчугах скорее всего станет последней.

Впрочем, - НИКОГДА НЕ ГОВОРИ НИКОГДА !

_______________________________________

* Положения настоящего пункта ни в коем случае не должны толковаться как утверждение (предположение, сомнение) или иное выражение мысли, о том, что Максус является слоном. Автор решительно заявляет, что как на момент написания настоящих строк, так и в настоящее время не разделяет указанную точку зрения. Любое иное толкование является надуманным и противоречащим сути изначального смысла.

Ссылки по теме:



Uzm-line

На страницу  События
На страницу События



Главная страница - uzm.spb.ru