На страницу истории

Выход через вход

© Ярослав Архипов

Uzm-line



Так исторически сложилось, что гигантские пласты белого камня, удерживающие нашу среднерусскую возвышенность от сейсмических колебаний и всех прочих катаклизмов, находятся так неглубоко, что по берегам некоторых рек южного направления Москвы этот камень кое-где даже выходит на поверхность, о старой и новой судьбе которого мы вам и поведаем.

Первый интерес к подмосковному камню датирован 10 веком, масштабные разработки начались лишь в период Дмитрия Донского. После того как город наш, в те времена ещё деревянный, сложенный из дубовых брёвен по два метра в обхват, сгорел дотла. Это был всем нам урок - не строй град из дерева, а строй из камня. Видимо, сидя на дымящихся руинах, наши с вами пра-пра-пра-пра-прадедушки и такие же бабушки прознали, либо кто доложил, что мол верстах в 50 к югу видели исполинские монолиты, торчащие из крутых берегов реки. Может из них новый город да поставим. Тут то она и началось... Белокаменная Москва, Белокаменная Лихорадка... В некоторых каменоломнях добыча камня производилась вплоть до революции.

Не только каменотесы пользовались местами своих выработок, а так же простые местные жители, которые в студёные зимние дни из деревни на хутор и обратно ходили по тёплым длинной в несколько километров подземным улицам. В них прятались преследуемые властями люди и совершались разного рода обряды.

Да и вообще, вы сравните, так, для себя - им десять веков. На протяжении всей жизни они меняли свою конфигурацию посредством естественного проседания, а также в следствие строительных и сельскохозяйственных работ. Отдельные состоятельные частники, оградясь забором, найдя на своей территории старую штольню, возводят красивейшие дома и террасы, даже речку плотиной из белого камня преградили. Во всём этом одна истина. ЕСЛИ В КАТАКОМБЫ НЕ ХОДИТЬ, ОНИ УМИРАЮТ.

Различаются по типу выработки - открытый \ подземный, классифицируются - веерная, лучевая (штреки от входа расходятся как солнечные лучи, кое где пересекаемые полуовальными шкурниками), блочная, квадратная (типа нашего Измайлово, стрит, авеню). Есть карстовые пещеры естественного происхождения, веками вымываемые водой полости, фрагменты которых можно встретить и в пещерах искусственного происхождения. Искусственные были разработаны с целью добычи камня. Между прочим, фрагмент могилы Наполеона сделан из нашего Подмосковного камня, из тех мест где и было разгромлено войско Великого полководца. На объекте работали порядка 5-7 крепостных крестьян. В случае неизлечимой болезни или гибели одного из них на этот объект не допускался чужак, исключительно родственник погибшего. Это был очень доходный бизнес, - риск, кровь, пот, вообщем, тяжелый физический труд. В тёплое время года они занимались сельским хозяйством, а зимой рубили бут. Потом продавали его за немалые деньги, порядка 20-25 рублей за кубический сажень. Ни помещик, ни купец не могли себе позволить купить камень, основным заказчиком являлось государство. Добываемый камень обычно начинался на глубине 5 метров. Так что добыча велась подземным способом. В борту оврага копали яму с наклоном, дойдя до нужного цельного монолита, начинали рубить в горизонт. В его трещины забивались кувалдами железные клинья, ломами отжимали плиту, грузили на тележку и выволакивали наружу, стараясь взять как можно больший объем.

В настоящее время входы в основном в виде узких, глубоких колодцев. Хотя ещё в шестидесятые тем, что спаслись от Сталинских репрессий, запрещалось посещать подземные полости, многие были нанесены на военно-стратегические карты. Так вот. Имели большие и широкие входы, в некоторые из них можно было на полуторке въехать, а по штрекам ездить на мотоциклах, как в общем-то некоторые и делали.

Каждый, кто попадает в систему, независимо, чайник он или с многолетним стажем и опытом, одно чувство сопровождает непременно - СТРАХ. Каждый, кто возвращается оттуда, по-новому видит СВЕТ.

Что из себя представляет внутреннее пространство лабиринтов? Коридоры - штреки (горизонтальная выработка камня). Ствол - колодец (вертикальная выработка камня), соединяющий разные уровни. Узкие лазы между штреками называются шкурниками.

Средняя годовая температура от +6 до +8 градусов. Зимой бывает, хотите верьте, хотите нет, плюс 18 (эти данные касаются некоторых систем).

В одном из гротов, где мы побывали, берет мобильник и играет радио. Вполне возможно, что это происходит из-за пород, насыщенных железом или из-за пролегающей рядом теплотрассы. Но на это больше нигде не надейся, так что мобилу и радио, а также модную дорогую одежду оставляй дома, если только не на фотосессию собираешся. Переодеться там вообще то есть где, гримёрок в виде множества гротов хоть отбавляй, но благодаря отважным искателям подземных приключений их количество только прибавляется. Бери с собой шмотки, которые потом нежалко будет вобросить, т.к. вылезешь - ни себя ни друзей не узнаешь. Все будете перепачканы древнеисторической глиной. АХ да, забыл, шапку бери, а то можно череп об вынос монолита расколоть. У нас парень один так звезданулся, что мы даже искры увидели.

Старики рассказывают, как Берия собрал триста человек заключённых из под Серпухова на подземные работы, и взорвал, похоронив всех.

Средняя глубина катакомб от 4 до 60 метров, протяжённость от нескольких метров до сотен километров. Опасность обвалов прямо пропорциональна приближенности к поверхности земли, также составом пород и древностью разработки. Гораздо чаще неподготовленные, но очень любопытные товарищи блуждают по подземелью до тех пор, пока не закончится свет. Найти выход из подобной ситуации для человека, не знающего пещеру, практически невозможно, даже со светом. Если известна пещера, куда ты пошел, то шансы на спасение есть, если нет - я просто замолкаю. Это одна из причин по которой заново вскрытые системы стараются закрыть от посторонних.

Если системы тянутся на сотню километров, это не говорит о наличии множества выходов. Выход только один и он через вход. Поэтому идти в катакомбы нужно исключительно с человеком знающим данную систему, который видит куда какой штрек ведёт, а штреков там, поверь, чёрт ногу сломает.

СВЕТ. Если ты покупаешь новые батарейки, это не значит, что не надо покупать запасные лампочки. И не значит, что можно игнорировать старые добрые свечи. Великий облом, если перегорит лампочка. Великое испытание, если она будет единственным твоим светом. С плексом (оргстекло) не ходите - легким кердык. Хотя, в качестве аварийной контрацепции прихватить не помешает. Идеальные глаза в ухабных лабиринтах - налобник, стоит недорого, от 200 рублей. Но под землей цена всему другая.

Журнал вписки/выписки.
Это не шутка - система, все экстремально, страшно подумать до какой степени все нешуточно. Журнал. Сразу при входе. Старая, полусгнившая, желто-мокрая, в руках рассыпается. Ей много времени, - ручки, карандаши, фломастеры, - читается последняя запись. Если вписавшиеся не обозначили время выброса, значит, - ку-ку! - они где-то тут... Как давно? Час, десять, сутки, пять... Дальше идет профессиональная аналитика - если внутри чайники, значит нужно идти на поиски. В дурном случае вызывается Подольский МЧС, единственный из государственных служб, кто хоть как-то разбирается в том, куда лезет и может реально помочь.

Если журнала при входе не существует, лучше не соваться - тебя могут обнаружить слишком поздно, лет, эдак, через двадцать семь. В такие системы мы обычно берем с собой блокнот, где фиксируем свой маршрут. Выписка из одного подземного журнала: "Ребята, не покупайте фонарики на Домодедовской. Дошел на спичках..." Если выключить все освещение и замолчать, то что открыл глаза, что закрыл их, то же самое с ушами - полнейшая тишина и темнота.

В каждой системе свои достопримечательности. Одна система встретит тебя гротом имени Джона Леннона. Деревянный стол метр на три, живые букеты роз и недопитые бутылками дорогого вина - под землей. И огромное количество чертей на протяжении всей системы. Страшные морды разного размера и роста вылеплены из глины мезозойского периода, выдолблены из камня и время от времени образуются из сгустка воздуха. Повсюду черти, за каждым углом-поворотом и в каждом гроте. В другой обнаружите (если дойдете), девушку-секретаршу за ноутбуком. Рядом с ней мобильничек, пальчик на мышке, курсорчик на мониторчике. Правда, девушка по пояс. Из глины, как и все остальное.

У третьей один вход чего стоит! Периодически он заполняется водой. Был такой случай несколько лет назад, в тот самый день, когда на Москву обрушился ураган. Мужики забросились накануне катаклизма, а когда собрались выбрасываться - ап! А выхода-то НЕТУ! Слабо на одном дыхании проползти по узкому тоннелю, полностью под потолок заполненного водой? А если высота норы - четверть метра, ширина - расставленные локти, а длина - 15 метров? Один проплыл чудом, а другому было слабо, потому, что это ДЕЙСТВИТЕЛЬНО нереально. В итоге, первый, чтобы спасти друга, вручную откачал из выхода 500 литров воды. Это только читается так легко.

В четвертой обнаружился необычный скелет маленькой лошадки, у которой были атрофированы органы зрения. Отнесли на экспертизу. Выяснилось, что вполне возможно, это специально выведенная порода для работы в каменоломнях. А зачем во ТЬМЕ глаза? Главное коофициент полезного действия.

Подстёгиваясь написанным, так уж всё сложилось, решили освежить впечатления, а за одно и подлечиться. Встретились, доехали нормально, в дороге выяснилось, что идём в заново открытую старую систему. Первое что поразило это колодец узкий и очень глубокий, раньше я таких не видел, причём в самом низу сруб идёт только по одной его стороне очень трудно удержаться с учётом скользких дрёвен. Рюкзаки с провизией светом и аппаратурой спускали по верёвке. Памятка фотографам - температура резко меняется и оптика запотевает, нужно подождать минут пять, все само-собой наладится. Ну ладно, забросились, на четвереньках поползли к журналу. Журнал в очень убогом состоянии. Последняя дата 1.09.2002. положили в прозрачный файл, чтоб хоть как-то спасти от сырости. И двинулись в сторону водокапа поесть, попить, поспать. Система с лета сильно просела, кое где потолок уже сложился и приходилось, ничего не касаясь, просачиваться сквозь расщелины. Вот вышли на центральный штрек. Он меньше всего пострадал. Каждые 10 секунд нас обгоняют летучие мыши, которые в некоторых системах живут колониями по 300-700 особей, а одна... Кто сказал, что они идеально ориентируются в полной темноте - чушь, прям мне в лоб со всей дури... Хоть и маленькая, а шишку заработал. С централки через два шкурника и вот мы на водокапе. Как всегда большой поэлителен, на который капает сочащаяся с потолка целебная вода и немаленькое железное корыто, всегда полное. Потушили фонари, зажгли свечи, расставили на разных уровнях по углам грота и разобрали пищевые запасы. Пока обедали наш коллега, измученный тягостью холостяцкой жизни, удобно расположившись на камнях, засунув рюкзак под голову, сладко уснул. Тревожить его не стали, оставили горящую свечку и вдвоём двинулись в самую дальнюю неизвестную область каменоломни, по дороге снова обгоняемые и летящими навстречу мышами. Кое- где встречаем отметины, говорящие о количестве выработанного камня, нацарапанные угольком от лучины. Вот на полу и огарок. Как это давно было. Вдруг замечаем на песчанно-глинистом полу следы лисицы - значит она имеет свой ход не в семи-метровый колодец, она ведь прыгает. Идём дальше, тут уровень штрека поднимается и в завале я вижу череп одной из них, а чуть дальше человеческие кости тазобедренного сустава, становится жутко и мы решаем идти назад к нашему сладко спящему другу. Доедая, допивая и делясь впечатлениями от увиденного, решаем двигаться на выброску, вроде полечились не дурно, 7 часов на глубине 30 метров больше чем достаточно. Выписываемся из журнала и поднимаемся на верх по такой же схеме. Уже темно, а идти ещё через лес, поле, деревню, реку, на автобус.

Ярослав Архипов (soundxxx@lenta.ru)
с благодарностью Сергею СД, Валере МГУ, Анверу и Лазарю.
А так же всем, кто копал, копает и будет копать.

Вход-колодец Выход через вход
Штреки Оборудованный вход
Плотина на Пахре Пахра

Ссылки по теме:



Uzm-line

На страницу истории
На страницу истории



Главная страница - uzm.spb.ru